ОНЛАЙН ПРОСТРАНСТВО КАК СУРРОГАТ «ИДЕАЛЬНОЙ МАТЕРИ» или феномен жизни в интернет-группах

Онлайн пространство статья Ирины МодуСтала замечать, что виртуальное пространство многими пользователями наделяется очень интересной функцией, таким,  все принимающим контейнером, который должен обладать универсальным свойством — перерабатывать любые продукты пользователя, контейнировать  и выражать одобрение и принятие. Напоминает младенца, воспринимающего свою грандиозность, через то, что мир сосредоточен лишь на нем, и все, чтоон не производит- вызывает восторг и умиление. Мир — это продолжение меня. Словно бессознательная потребность в безусловном принятии идеальной матерью настолько велика, что она ищется во всем- в символах, условных знаках, предметах, и видимо, самые дефицитарные начинают ее искать не в значимых фигурах, а в самом фоне. Таким фоном часто выбирается онлайн пространство и различные группы.

Сила потребности в идеальной материи настолько велика,  что конфлюенция с фоном возникает еще на этапе идеи, и есть убежденность, что материнское принятие уже гарантированно одним своим появлением и обязано быть. Проявляется обычно это в виде постов, в которых автор совершает свое персональное открытие в чем- то ( чаще в том, что должно было открыться лет 25  тому назад), обрадованный таким явлением предъявляет свое достижение миру- и ждет умиления, восторга и радости от своего продукта.

В младенчестве у ребеночка весь остальной мир начинается с матери, ею контейнируется и перерабаты-вается, чтоб младенец смог ассимилировать. И он, такой счастливый, предъявляет миру свои «какашки», а все окружение, умиляясь, выражает бурный восторг, одобряя и подкрепляя такое взаимодействие. Но эти механизмы необходимы малышу на первых этапах жизни.

Постепенно, фрустрация от окружающего мира нарастает, и необходимы механизмы, позволяющие выдерживать и справляться с напряжением, учитывая саму среду, которая  абсолютно безразлична ко всему, что нас волнует. И если матери удается создать разумный баланс между фрустрацией и поддержкой, то ребенок учится сам выдерживать среду, искать механизмы самоподдержки, понимание своих ограничений  и не питает иллюзии на счет среды. Но так бывает, если процесс развивается по наилучшему сценарию. Чаще все происходит наоборот.

Поскольку надежда, наконец -то обрести идеальную мать сильна, то в ее поисках используется все, что попадает под руку. И в сознании уже взрослого человека моделируется все та же схема — все, что я не выделяю, хороший мир будет принимать и радоваться, не сомневаясь в уникальности моего продукта. Онлайн пространство, имитирует очень активную жизнь/реальность, в которой можно получить много суррогатов, в том числе и в виде чувства любви и принятия — лайки, сердечки на собственной странице (изначально круг друзей формируется из той же потребности — жажда безусловной любви).

Тотальное одобрение, даже явных странностей через аргументацию — ничего, зато это попытка творчества, кто не ошибается,  тот ничего не делает. И постепенно любая странность / глупость/ вера в уникальность в этом пространстве начинает обретать уверенность и убежденность в своей исключительной значимости. Но взрослый человек, в отличии от младенца имеет менее скромные амбиции и бОльшие потребности, нарциссическая клумба,  выращенная «единотравматиками» на своей странице для постоянных поглаживаний требует выхода в высший свет; в какую-то группу.

Изначально группа приближена по содержанию к персональной «клумбе» и убежденность, что безусловное принятие и любовь, наконец — то найдены, делает тестирование реальности еще более инфантильным.  Человек совершает решающий ход конем, он выбирает быть публичным безразбору, ибо убежденность в собственной содержательной уникальности зашкаливает. Осознавание, что чтение стихов перед родственниками на стуле в честь их дней рождений уже априори делает его великим поэтом, купающимся в аплодисментах гостей. О том, что многие хлопают дежурно, ему не сообщают т.к мать не может сохранять балланс между фрустрацией и поддержкой, она первично отщепляет от фона лишь идеальную его часть, не пуская ребенка в пространство «неидеального».

Выглядит это следующим образом;  в какой-то целевой профессиональной группе оказывается участник, который понимает, что эта сфера именно то,  к чему у него есть дар, друзья из нарциссической клумбы ему это неоднократно доказывали. Он готовить пламенную речь в виде того самого стиха на стуле и вбрасывает его в пространство, ожидая бурных оваций. Часть пространства рукоплещет, а другая часть равнодушно выдает то, что они на этот счет думают, ведь они точно понимают, что находятся не на дне рождения у тети Сони, и мальчик на стуле в их повестку не входил.

Встречаясь с таким пренебрежение к собственной исключительности, автор вначале пытается исправить неправильного гостя, апеллированием к праву собственной мысли и важности этой свободы и красоты умозаключения. Но чаще содержание текста имеет наполнение исключительностью такого уровня, а требовательная напористость творца столь всепоглощающей, что просто равнодушием или легкой иронией не отделаться, апеллировать к реальности и учету контекстов, бесполезно. Ведь в картине мира у автора был с детства только отщепленный кусок, облегчающий жизнь матери.

И начинается самое яркое, как в снежный ком человек попадает в собственное расщепление, но воспринимает  его как вероломное извне, посягающее на его ценность. Обычно это выглядит в виде манифестов о том, какие эти гости агрессивные, завистливые и  убогие сами, поскольку позволяют себе такое небрежное поведение на его территории. Конфлюенция с фоном идеальной материи велика настолько, что не сегментируется само пространство, мир — продолжение меня.  Сила расщепления довольно велика и требует немедленно няню, которая соглашается, успокаивает и одобряет.

Начинается процесс слияния с поддерживающим и противостояние «неидеальному родителю»
Порой сила фрустрации оказывается настолько травмирующей, что в лучшем случае выбирается в качестве механизма защиты вытеснение, проявляемое в виде отрицания оппонента, наделяя его отрицанием у него профессиональной части. В крайнем случае, низвергается само пространство, наделяя  группу всеми характеристиками отвергающего чудовища, неспособного быть принимающим, одобряющим, заботливым.

Такое пограничное расщепление встречается с абстрактными субъектами, ведь кто там за ником и  аватаркой неизвестно, это своего рода образ в пространстве, а собственный опыт чаще трактуется  безоценочно по отношению к самому себе. Реакция на это —  вытеснение, можно забанить неидеального родителя и продолжать искать нового.

Фрустрация переживается без возможности интегрировать опыт, и как следствие невозможность формирования  фрустрационной толерантеости, мир остается расщепленным на  Я  и они. Сам же механизм вытеснения остается основным, и продолжает использоваться как ведущий.  Когда действие этого механизма для уменьшения тревожности оказывается недостаточным, подключаются другие защитные механизмы, способствующие  вытесненному материалу осознаваться в искаженном виде.

Наиболее широко известны две комбинации защитных механизмов: 1. вытеснение + смещение. Эта комбинация способствует возникновению фобических реакций.  Проявление можем видеть в виде фраз в группах психологов- психология зло, психологи опасны, они вредят. Объектом смещения (то есть условным сигналом, который вызывает, например, реакцию раздражения) в зависимости от ситуации может быть всё что угодно: деталь одежды, черта характера, человек в целом, группа людей, зрительный образ и т.д. Отсюда можно видеть посты, взывающие к особенному отношению к внешнему виду психолога, особо часто за последнее время видны запросы на право демонстрировать себя в купальнике, курение, отношение к алкоголю, отношение к ненормативной лексике, — смещение происходит на его внешний вид, манеру поведения. При взаимодействии в группе — на кого-либо из членов этой группы (феномен «козла отпущения») в виде публичных обращений — берегитесь, это не психолог.

2  вытеснение + конверсия (соматическая символизация). Эта комбинация образует основу истерических реакций. Поскольку возбуждение и удовлетворение представляют собой феномены, которые проявляются соматически, «скачок» в соматическую сферу, характерный для конверсии, в принципе не удивителен. У конверсии выделяют  соматическую  и психическую предпосылки . Соматическая делает возможным каждому органу и каждой функции выражать сексуальное возбуждение. Психическая дает возможность отворачиваться от реальности к фантазии, замещать реальные сексуальные объекты воображаемыми репрезентациями инфантильных объектов.

На мой взгляд это может наблюдаться в текстах в виде рассказов от третьих лиц об эфемерных историях с сексуальными сценариями в отношении терапевта, об обязательном  злоупотреблении при эротических переносах.

Онлайн пространство представляет собой достаточно интересное и информативное в феноменологическом плане пространство, требующее определённого внимания, как самостоятельного явления.

 

Ирина Викторовна Моду

Читайте также

ОНЛАЙН ПРОСТРАНСТВО КАК СУРРОГАТ «ИДЕАЛЬНОЙ МАТЕРИ» или феномен жизни в интернет-группах

Стала замечать, что виртуальное пространство многими пользователями наделяется очень интересной функцией, таким,  все принимающим контейнером, который должен обладать универсальным свойством… Читать далее

Мир психотика

«Видеть» несуществующую картину, созданную путем слияния ирреального мира фантастики с реальностью. Сюжеты, наполненной ужасами, с их постоянными спутниками – тревогой… Читать далее

Статья три

Тут — сама статья.